megaenjoy
Размер: мини, 1506 слов
Пейринг/Персонажи: Ротгер Вальдес, Рокэ Алва, Луиджи Джильди, Олаф Кальдмеер, Руперт фок Фельсенбург, Рамон Альмейда
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Вальдес пытается вывести Кальдмеера из депресии
Примечание: написано на заявку ОЭ-феста "Созвездия Этерны": "Поединок между первой (Рокэ) и второй (Вальдес) шпагами Талига"

- Соберано, ведь вам ничего не стоит...
- По-моему, Вальдес, вы перечитали Дидериха!
Луиджи понимает, что эти двое не видят его. Он сидит в высоком кресле перед камином и слушает... Зачем - сам не знает. Но оповещать о своем присутствии уже поздно, в крайнем случае он сможет притворится спящим.
- Я испробовал все, что мог придумать. К тому же я очень виноват перед ним.
- Это вы так считаете? Или он вас в чем-то обвинил?
- Нет, он винит только себя. Но я был неправ, когда дал волю своей... А, к кошкам исповеди! Соберано, я не знаю, что еще можно сделать, но хочу, чтобы это прекратилось.
- На вашем месте я говорил бы с ним, а не устраивал дурацкие представления.
Долгая пауза.
- Росио, пор фавор, - тихо, с отчаянием произносит Вальдес. - Но, эль но ме лойе... Малдита се, но ме эскуча! Соло ту пуэдес...
Дальше они беседуют по-кэналлийски и совсем тихо. Луиджи старается не дышать, чтобы ненароком не выдать себя.
- Хорошо, - наконец произносит Рокэ на талиг. - Если это настолько важно...

Утро солнечное, но прохладное. Они становятся лицом друг к другу. Это потрясающе красиво, Луиджи - да и не он один - восхищенно любуется обоими. Рядом, среди зрителей - Альмейда, Валме, Салина, Бреве, Аларкон, другие офицеры. Немного поодаль - Кальдмеер с Рупертом. Джильди только успевает подумать, что тогда, в Старой Придде адмирал цур зее также пришел посмотреть на поединок... Вальдес в тот день был в ударе.

- Добрый день, господа. Господин адмирал цур зее, я намерен поставить десять таллов на Руперта фок Фельсенбурга. Вас это не шокирует?
- Никоим образом. – Ледяной Олаф тронул шрам и неожиданно улыбнулся. – Более того, господин вице-адмирал, когда у меня появятся десять таллов, я их поставлю на вас.


Ротгер не изменяет себе - он атакует первым. У него низкая стойка, глубокий выпад, он бросается вперед, как лев на добычу. Однако соберано, неведомо как, парирует с легкостью, держа противника на кончике клинка. Он не дерется, а будто танцует на чуть присогнутых ногах, уходя, ускользая, движется по кругу, заставляет партнера идти за собой, разворачивает, как ему заблагорассудится. Его рапира кажется вдвое легче, чем шпага Ротгера. И тем не менее, он, легким движение кисти завязывает, захватывает чужой клинок, почти не применяя усилий. И предугадывает атаки на два хода вперед.
Луиджи знает, каким молниеносным может быть Вальдес, как сильны его удары и ему кажется почти нереальным, что такой боец не может достать Алву даже кончиком клинка. Пока, впрочем, ни тот, ни другой не собираются открывать карты. Ротгер также уверенно уходит от атак, все больше напоминая молодого льва - резкого, мощного, гибкого... Что касается Рокэ, тот подобен тонкой изящной рапире. Он не делает лишних движений, ни на волосок не замахивается больше, чем нужно.
- Ротгеру надо бы перестать расходовать силы попусту, - слышит Джильди шепот Салины. - Иначе соберано просто вымотает его и все.
Да, похоже Рокэ вообще не устал. Приблизиться к нему невозможно, как Вальдес не старается. Но и пробить его защиту у соберано пока не выходит. Искры уже дождем сыплются с клинков, атаки - то прямые, то ложные... Ротгер пробует применить пару финтов, но отказывается от этой затеи почти сразу - обманывать Рокэ бесполезно, тот уверенно ловит его клинок. Луиджи не считает себя знатоком дуэльного фехтования, но настолько захвачен зрелищем, что ему казажется кощунством, когда раздается чей-то голос - как можно болтать в такой момент? Снова звенят лезвия: атака-защита, верхний сектор - нижний, перенести руку под шпагой, успеть выиграть долю секунды - есть! Джильди вздрагивает от неожиданности, когда оружие Ротгера отлетает на двадцать шагов! Однако, засчитывать укол рано: Вальдес падает, стремительно перекатывается вбок, неведомо как дотягивается до шпаги, рукой отбрасвает лезвие противника, снова взлетает в стойку. Алва одобрительно кивает, в свою очередь переходя к атаке: он наносит серию молниеносных уколов-касаний при вывернутой кисти, их очень трудно парировать, так как легкая рапира выскальзывает из-под любой защиты. Чтобы отбивать такие удары, надо, в свою очередь, быть еше быстрее и экономнее в движениях, а это вряд ли возможно.
А Ротгер явно устал, его уже пошатывает, на лбу выступает испарина, но он держится и улыбка не сходит с лица... Зачем он все-таки это затеял? - в очередной раз приходит мысль. Снова вспоминается Старая Придда...

– Если б не Ротгер, – предположил фельпский капитан, – они бы замерзли, да и мы вместе с ними.
– Вице-адмирал Вальдес не станет ждать, пока противник сделает хоть что-нибудь, – согласился Ледяной, – это не в его характере. Он атакует сам, вернее, пытается. Сейчас это трудно…


Снова, уже в который раз Ротгер бросается в атаку; снова, отступив лишь на пол шага, соберано отбивает чужой клинок, переступает чуть-чуть, заставляя противника отклониться вправо - лицом к солнцу, невыгодная позиция... А ведь еще ни одного настоящего укола! Слишком долго, даже для тренировочного боя! Волосы Ротгера влажны, он тяжело дышит, но глаза возбужденно сверкают, он все еще улыбается! Внезапно Вальдес прыгает влево, обманывает противника ложным выпадом - соберано легко парирует, слегка покачнувшись, но Вальдес почему-то вместо очередного укола, наносит резкий удар своей тяжелой шпагой по лезвию Рокэ плашмя. На что он рассчитывал - выбить оружие? Чушь, с Рокэ такое не пройдет! Или Ротгер настолько устал, что начал делать глупые ошибки? Удар силен, и хотя соберано, конечно, не выпустил рапиру, его рука отлетает в сторону - Вальдес, воспользовавшись этим, разворачивается и встречается глазами с Кальдмеером, завороженно следящим за поединком. Вызывающе откидывает голову, с дерзкой шальной улыбкой салютует ему шпагой! Луиджи ошеломленно переводит взгляд на адмирала цур зее - тот слегка улыбается в ответ... Ротгер мгновенно поворачивается к противнику, а соберано уже готов к новой атаке - он устал меньше, его рука змеей бросается вперед: молниеносный укол в грудь, который Бешеный почему-то парирует неправильно, что позволяет соберано достать цель непринужденно и легко. Рапира, не встретив сопротивления, вонзается в грудь Вальдеса...

Луиджи, захлебнувшись криком, с ужасом смотрит на Алву, который, надо отдать ему должное, не теряется: подхватывает Бешеного, не давая упасть, быстро вытягивает из кармана носовой платок, прижимает к ране. Гомон голосов перекрывает бас Альмейды: "Росио, как это случилось?", расторопный Берто уже подбирает брошенную Рокэ рапиру, констатируя, что с нее слетел защитный наконечник...
В мозгу капитана Джильди всплывает воспоминание: он идет по коридору мимо комнаты, где на это время поселился Алва. Дверь открывается, Луижди видит Вальдеса, он явно не рад встрече. "Ты ищешь соберано? Так он внизу, с Альмейдой" - подсказывает Луижди. "Ах, ну да", - рассеянно откликается Ротгер, продолжая сверлить его взглядом. Джильди, пожав плечами, идет дальше...

Луиджи бодрствует у постели вице-адмирала уже вторые сутки. Соберано на пару с лекарем-кэналлийцем сделали все, что могли - жизнь Вальдеса вне опасности, но рана в грудь все же весьма серьезна. Алва не мог долго задерживаться в Хексберг, но дождался, когда Ротгер придет в себя. О чем они говорили на этот раз - Луиджи почел за благо не выяснять...
- Альмиранте случайно не собирается убить меня уже собственными руками, когда я встану? - хрипло спрашивает Ротгер. Его улыбка как никогда похожа на оскал.
- Не знаю, как насчет Альмейды, а вот я бы - с удовольствием, - откликается Джильди. - В то утро... ты ничего не делал со шпагой соберано? Или наконечник чудесным образом свалился сам?
- Мой дорогой фельпский принц, в нашем мире много удивительных случайностей... - голос Бешеного звучит лениво, но глаза тревожно блестят. - Ну, а как там наш гость?
- Который из них? Если Кальдмеер, то вроде здоров. Присылал справиться о тебе.
- Он не заходил?
- Нет... Фельсенбург заходил, был весьма взволнован. Он даже...
- Ясно, - безжизненным голосом перебивает Бешеный. - Извини, я устал.

Олафу кажется, что с этим человеком ничего не может случиться - он такой неуязвимый, беззаботный, жизнерадостный... Последнее бьет через край и находясь в первом плену, Кальдмеер порой поддавался обаянию Вальдеса и не мог не восхищаться им.
Но после Эйнрехта и с момента встречи с "Астэрой" все поменялось. Вальдес по-прежнему шутит, смеется, пытается разговорить, но прежней теплоты и чуткости нет и в помине. Почему - нет сил задумываться. Это уже другой Ротгер, да и сам он не стал ли другим? Ничего уже не будет как прежде. Олаф инстинктивно отгораживается от всех, предполагая, что Вальдес, как и Руперт, презирает его, нынешнего.

...Изумительное зрелище ненадолго развлекает Олафа, позволяет отвлечься от гнетущих мыслей. А когда Ротгер, мимоходом салютует ему шпагой - он даже улыбается, припомнив утро в Старой Придде, поединки, ветер, солнце... Тогда они еще могли смеяться. Они оба...

...Когда Вальдес падает, Кальдмееру на мгновение кажется, что все это - страшный сон. Задохнувшись, он подается вперед, Фельсенбург удерживает его, тревожные голоса вокруг звучат глухо, как будто издалека... Среди суетящихся во дворе, должно быть, он один стоит, как статуя. Возгласы "Как это случилось?", "Жив!", "Лекаря, скорее!", ругательства Альмейды, холодно-сосредоточенный голос Рокэ Алва... Вальдеса переносят в дом. Кальдмеер исправно посылает слугу узнать про вице-адмирала, выздоровление которого что-то непредвиденно затягивается. По словам Руперта, Ротгер общается крайне неохотно, хотя у него всегда много посетителей.

Каждую ночь Олаф бесшумно подходит к двери, за которой лежит Ротгер Вальдес, прислушивается, стараясь уловить дыхание спящего... Но никогда не заходит. Зачем? Его никто не звал. Кальдмеер - чужой в этой стране, в этом городе, в этом доме. Он не нужен Вальдесу. Он никому не нужен.

Каждую ночь, лежа без сна, Вальдес представляет, как Олаф по-прежнему сидит над своей Эсператией, но никогда не зовет его. Зачем? Если бы он хотел, то пришел бы сам. Но Вальдес не нужен адмиралу цур зее. Ему теперь не нужен никто.

@темы: ангст, вальдмеер, джен