Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:35 

"НООРДВАССЕР"

megaenjoy
Размер: 2744 слова
Пейринг/Персонажи: Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес, Руперт фок Фельсенбург, Йозев Канмахер, Адольф Шнееталь
Категория: джен
Жанр: экшн
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Модерн!АУ. Подводный корабль "Ноордвассер" прокладывает путь к полюсу Кэртианы. Идея для АУ частично взята из романа Ж. Верна "20000 лье под водой".
Примечание: написано на заявку ОЭ-феста "Созвездия Этерны": "Вальдес нанимается в организацию, которой руководит Кальдмеер, и вносит атмосферу лёгкого хаоса в работу организации и жизнь Кальдмеера"


О нем слышали все - но при этом его не знал никто. Даже то, как именно он добрался до "Ноордвассер", было секретом. Кальдмеер не сомневался: утром Ротгер вполне мог быть на встрече в Эйнрехте, удить рыбу в Хексберг или ловить белых медведей с седоземельным князем. Или еще что-нибудь. Так или иначе, он был существом совершенно невообразимым.

Руперт знал, что капитан "Ноордвассер" не просто разбирался в людях, а чувствовал их - как животное чувствует приближение засухи или бури. Ротгер Вальдес произвел настолько сильное впечатление, что он отправился к Олафу разбираться.
- Господин Кальдмеер, что вы скажете о новом члене экипажа?
- Если бы я мог что-нибудь о нем сказать, меня следовало бы перевести с подводного корабля в председатели кесарской Академии ясновидящих, - невозмутимо ответил Кальдмеер. - Дело свое он знает, без сомнений. Что до остального...
- А вы уверены, что он вообще эээ... человек? - непочтительно перебил Руппи. Он редко бывал в хорошем настроении, из-за того, что хотя его практика и будет засчитана, на "Ноордвассер" ему, студенту медицинского курса почти не находилось дела. Немногочисленный экипаж отличался отменным здоровьем. Его профессиональная деятельность состояла только в ежеутренней проверке у всех пульса, температуры и кровяного давления, что Руперт исполнял с тоскливым усердием. Да еще Кальдмеер пару раз просил тинктуру от головной боли, а Шнееталь - от кашля. Вот и все. Руппи едва ли не негодовал на упорно не желавших хворать друзей - но перед отплытием каждого из них тщательно проверяли, откуда на борту взяться болезням?
- Ну а кем же ему быть, как не человеком? - удивился Олаф.

Он лукавил. На самом деле почти не было сомнений, что обычным человеком Вальдес не является. Ну не спрашивать же нового члена экипажа, к какому роду нечисти тот принадлежит! Почему Вальдес так стремился на "Ноордвассер", было ли то любопытство или жажда приключений, он не сказал, но был явно доволен новым местом службы.

Разговор за обедом начался неожиданно.
- Вы знаете, господа, какой паразит самый живучий? Ну там, червь, кишечный глист, - похоже, Вальдес готов был еще долго развивать эту тему, но Шнееталь поперхнулся. - Так вот - главный в мире паразит - это идея! Если она уже поселилась в вашей голове - удалить ее оттуда очень трудно. Вы согласны, господин Фельсенбург?
- Хм, да-да, - пробормотал Руппи.
- Так вот, мы с вами - служители великой Идеи! Наш путь - экспериментальный. Впервые на Кэртиане подводная лодка прокладывает путь через непроходимые льды! Нашими именами назовут Королевские научные университеты! Представляете, как это будет звучать?
- Ну, - кашлянул Шнееталь, - мы, собственно, не прокладываем путь сквозь льды... Мы пока что просто выясняем, насколько море в этих краях свободно от айсбергов, а заодно изучаем подводный мир - он здесь сильно отличается от того, к чему мы привыкли.
- Господин Шнееталь, а вы не думаете, что когда-нибудь гений нашей мысли достигнет уровня, при котором такой подводный корабль сможет обогнуть всю Кэртиану? Не поднимаясь на поверхность?
- Видите ли, - важно вмешался Зепп, - возможности "Ноордвассер" хоть и велики, но не...
- Не бесконечны - перебил Вальдес. - Догадываюсь. А вы, господин механик, так и собираетесь всю жизнь поклоняться кораблю, который и правда, сильно нас ограничивает?
- А чему же я еще должен поклоняться? - удивился Зепп. - "Ноордвассер" - это высшее достижение науки и техники, он позволил нам...
- Знаю-знаю, - отмахнулся Вальдес. - Можете обойтись без пламенных речей. Но вот какая штука - наш подводный корабль, хоть и имеет несколько больших резервуаров для воздуха, не может находиться под водой дольше определенного времени. Мы как киты, должны всплывать на поверхность, чтобы подышать. А если мы не сможем всплыть по какой-то причине? Сразу, как это будет необходимо? Что вы предложите, господин механик?
- Тогда экипажу надлежит покинуть корабль при первой же возможности, используя специальный усовершенствованный батискаф, - отчеканил Зепп.
- Вот именно... Главное, чтобы была такая возможность, - задумчиво пробормотал Вальдес.

- Ротгер, зачем вы вообще затеяли этот разговор? - спросил Олаф. - Подразнить Йозева? Или вас что-то тревожит?
В небольшой каюте Вальдеса некуда было ступить - везде тетради с записями, заметками, зарисовками, отдельные листы бумаги с какими-то тезисами, дневники, да еще книги, коих у Ротгера было великое множество. Стол и два стула тоже были заняты, пришлось присесть на кровать. Ротгер лежал на полу, ухитрившись найти свободное место и листал очередное сочинение о северных морях...
- Редкостная безграмотность, - пробормотал Вальдес. - Как эти господа ухитряются писать о том, чего никогда не видели?
- Вот вы и напишите, - уверил его Олаф. - Я спросил вас...
- Я слышал. Олаф, я обычно не ошибаюсь в том, что касается моря, погоды, штормов и прочего... Но тут - тут я не уверен. Эта вода такая неподвижная... Льды... Почти пустота. Я не чувствую ее... настолько.
Олаф задумался. В отличие от прочих, он всегда относился со вниманием к тому, что говорит Вальдес. Пусть и не сразу, но они нашли общий язык: Ротгер только с ним был серьезен и искренен - остальных, в основном, развлекал. Наверное, это была его защитная реакция на окружающих.
- Олаф, почему вы никогда не спрашиваете о моем происхождении?
Кальдмеер вздрогнул от неожиданности.
- А надо? Я и не сомневаюсь в вашей эээ... уникальности.
- Вам когда-нибудь пытались лгать?
- Пытались. Это бесполезно, - он не хвастался, он и вправду видел окружающих насквозь, а ложь распознавал мгновенно.
- Вам не... неприятно видеть меня на борту "Ноордвассер", когда вы знаете кто я?
- А что, собственно с вами не так? На птице-рыбо-деву вы не похоже, хвоста нет, тень присутствует - со смешком перечислил Олаф, но Ротгер продолжал смотреть на него непривычно серьезно. - Ротгер, лично я рад вам. Вы знаете о море больше любого другого. А пикантные подробности вашей биографии меня совершенно не волнуют.
Вальдес захлопнул книгу и вскочил - стремительно и легко, как всегда.
- Велите принести скафандры и баллоны с кислородом! Вы сегодня составите мне компанию на прогулке! Давно пора кое-что выяснить.

Собственно, правилами это запрещалось - капитан не должен был покидать судно. Но Олаф не смог отказать себе в еще не испытанном удовольствии - побывать на дне моря вне корабля. Вальдес был занят своими мыслями... Через толстое стекло водолазного шлема Олаф видел, как он стоит, прикрыв глаза и словно прислушиваясь. Подводный мир был беден и незамысловат - немногое могло выжить в ледяной воде, при этом Олаф был в восторге! Прогуливаться по дну, смотреть со стороны на "Ноордвассер", видеть редкие тени полярных рыб, проносящихся прямо над головой! Солнечные лучи прорезали даже такую глубину и отсвечивали от хрустальных иллюминаторов... Ледяные глыбы айсбергов сверкали миллиардами бриллиантов...

- Ну что, понравилось? - вопрос прозвучал рассеянно, Вальдес думал о другом и Олаф, конечно, это заметил.
- Потрясающе, - коротко ответил он. - А вот что мне не нравится, так это ваше настроение. Опасность? По-вашему, дальше идти не стоит?
Они стояли рядом в рубке, Ротгер внимательно следил, как Кальдмеер ловко управляется со штурвалом. Им все чаще попадались айсберги, но пока "Ноордвассер" легко и уверенно находил дорогу, двигаясь порой в рискованной близости к ледяным гигантам.
- Теплое течение... - пробормотал Вальдес. - Чувствую теплое течение... На картах его, конечно же нет...
Внезапно он застыл с широко раскрытыми глазами.
- Олаф! Не приближайся к айсбергу! В сторону!
Ему не пришлось повторять дважды - Кальдмеер резко крутанул штурвал, корабль шарахнулся вправо, тут же пришлось дать задний ход... Олаф и Ротгер словно во сне увидели, как ледяная махина медленно, будто нехотя переворачивается у них на глазах... "Ноордвассер" сильно качнулся, оба почувствовали, как пол уходит из-под ног... Не сумей они отойти вовремя, судно было бы раздавлено.
- Поздно я заметил, - сокрушался Вальдес. - Здесь откуда-то взялось теплое течение, оно как бы "подтачивает" основание айсберга и он может перевернуться - мы только что это наблюдали. У тебя хорошая реакция.
- Если бы не ты, от нас бы уже мокрого места не осталось...
- Ну, разумеется! Какое же мокрое место в воде? - Ротгер быстро пришел в себя. - Олаф, придется поворачивать назад.

Через несколько часов вахты Олаф заметил непривычную, мертвенную усталость - глаза закрывались, лоб и виски сдавила непонятная тяжесть. Поймав себя на том, что зевает пятый раз в течение минуты, он решил позвать Руппи: мальчик будет счастлив наконец-то принести пользу. И как это он ухитрился заболеть? Олаф качнулся через порог и упал бы, если бы что-то похожее на молнию не рванулось к нему. Это "что-то" оказалось Вальдесом. Кальдмеер оперся о его плечо:
- Обычный человек ни за что бы не пришел на помощь так быстро. А ты еще боялся, что я тебе не рад!

- Ротгер, будь добр, отправь Шнееталя принять вахту. И скажи Руперту, что мне стало нехорошо, пусть зайдет.
- Да? - удивился Ротгер, беря его двумя пальцами за запястье. - Но с тобой все в порядке, честное слово. Пульс чуть учащен и все...
- А когда я выходил из рубки...
- Я думал, ты просто споткнулся.
Они переглянулись и Кальдмеер понял, что его собеседник прав. Слабость и головная боль куда-то отступили.
- Сколько ты стоял на вахте? Может быть, устал?
- Меньше четырех часов, это совсем недолго, - Олафу вновь стало тревожно. Они все-таки позвали Руппи и тот с немалой досадой подтвердил, что капитан действительно в порядке. Но так как профессиональное рвение Руперта унять было не легко, Олафу пришлось выпить несколько укрепляющих тинктур. После этого Вальдес напомнил "дорогому доктору", что, по его же собственным словам, немедленная смерть капитану никак не грозит и выставил расстроенного практиканта за дверь.
- Все равно странно, - Олаф в который раз тронул шрам на щеке. - Обычно я не падаю в обморок после нескольких часов спокойной вахты.
Вальдес сочувственно хмыкнул.
- Ну, все когда-то бывает в первый раз... - он глянул на Кальдмеера и осекся. - Я, пожалуй, побуду с тобой немного.

Олаф проснулся от сильного неожиданного удара о корпус корабля, затем громкого скрежета. Катастрофа?! Вальдес проведя несколько часов на жестком стуле, был уже на ногах. Он помог Кальдмееру поднятся.
- В рубку, скорей!

...Воздух в рубке был тяжелым, плотным и удушливым. Олаф услышал вырвавшееся у Вальдеса испуганное восклицание - тот стоял на коленях над лежащим без сознания Шнееталем... Внезапно Кальдмеер резко и грубо выругался, едва ли не впервые в жизни. Проклятие, и как он сразу не догадался! Рубку, как наиболее важный отсек, обслуживал специальный резервуар воздуха. Должно быть, он вышел из строя еще вчера - вот почему Олаф, отстояв вахту, почувствовал себя плохо. Похоже, концентрация углекислого газа превысила все пределы... А Шнееталь провел тут гораздо больше времени!
Кальдмеер нажал сигнал тревоги.
- Руперт, займись Адольфом! Зепп, проверь, что там с резервуаром - похоже, от вчерашнего крена он пострадал. Надо выяснить, остался ли там еще кислород. А до тех пор включи резевное снабжение рубки кислородом.
Йозев исчез, Руппи с Вальдесом потащили Шнееталя в его каюту. Сколько же Адольф пролежал без сознания? "Ноордвассер" явно сбился с курса, Кальдмеер понятия не имел насколько. Придется потратить время, чтобы вычислить их местонахождение... Сзади тихо приблизился Ротгер.
- Что с Адольфом?
- Надеюсь, все обойдется, Руперт при нем. Но, Олаф, мы давно идем подо льдами и один Леворукий знает, почему нас до сих пор не затерло и не раздавило. Хуже всего, что так будет еще долго. Мы забрались слишком далеко.
Следовало решить, что делать дальше.

Столкновение было серьезным - сильнее, чем им вначале показалось. Кальдмеер, посоветовавшись с Вальдесом, решил пожертвовать еще одним из резервуаров и выпустить из него кислород внутрь корабля. Но долго так продолжаться не могло - кислородные хранилища пустели, а когда им удасться всплыть, неизвестно. Может быть, через несколько часов, а если нет? Вальдес, поймав его взгляд, покачал головой.
- Мы забрались в самые северные широты. Скорее всего, если мы сможем пройти льды насквозь, снова выйдем на свободную воду.
- Или не выйдем. Запасов пищи и воды на борту хватит еще очень на долго, но воздух... Резервуары пустеют.
- А всплыв на поверхность, "Ноордвассер" все равно будет скован льдами, - Шнееталь обвел взглядом остальных. - Придется зимовать на льду.
Руппи поежился. Мечтал о приключениях, злился на чересчур спокойную жизнь? Вот, получай!
- И неизвестно, когда за нами вышлют помощь, - добавил Зепп. - Мы даже не знаем, где находимся, тут на картах куда не глянь - белые пятна...
Вальдес отмахнулся:
- Вот это как раз не проблема, господин механик. По-вашему, зачем я здесь?

Олаф молчал, но про себя все уже решил. Идти дальше, надеясь что льды чудесным образом расступятся - безумие. Кто-то из них должен выжить, спасти результаты экспедиции, предостеречь их последователей от подобных ошибок. Иначе зачем все это затевалось?

- Все свободны, - произнес он чуть более жестко, чем собирался. - Ротгер, прошу тебя задержаться.

- Батискаф, хорошая идея, но... ты же сам сказал, что он вмещает в лучшем случае трех человек...
- Официально пятерых. Но наша кесария, просвещенная и щедрая, снаряжает экспедиции экономя каждый золотой. Пять человек-то туда поместится, а припасы? Пресная вода? Снаряжение? Не считая записей и дневников. Я говорил об этом много раз, но меня не слушали... Все же уверены, что спасательные средства, это так, на всякий случай... - Олаф гневно дернул щекой и тут же заговорил о другом. - Ты понимаешь, да? Я не оставлю "Ноордвассер", но Руппи и Йозев должны спастись, они не виноваты в моих ошибках. Шнееталь необходим на батискафе - он опытный штурман. Они смогут пройти там, где не пройдет наш корабль.
- Да-да, - задумчиво протянул Ротгер. - Теплое течение, им стоит воспользоваться... И как ты скажешь им об этом?
Кальдмеер немного помолчал.
- Я ничего не скажу. Когда они окажутся в батискафе, открою шлюзы - они не смогут вернуться. Но что будет с тобой?
- Не беспокойся обо мне, капитан, спасай свою команду. Я сумею о себе позаботиться.

Они продолжали идти дальше, винт "Ноордвассер" упрямо рассекал воду, но всплыть на поверхность по-прежнему было невозможно. Оставалось только двигаться вперед.

- Ротгер, ты чувствовал, что так будет?
- Если бы я все знал заранее, я бы это предотвратил. Я понял слишком поздно.
- Они могут спастись - значит не поздно.
- Да, наверное.
- Ты тоже мог бы уйти?
- Я решил остаться.

- Почему?
- Понимаешь, бывает так, что обстоятельства сильнее нас - вот как сейчас. От нас как бы ничего не зависит... Но и в этой ситуации все равно есть выбор. Предпочитаю думать, что сделал свой выбор сам - как и ты - пусть даже это будет моя иллюзия.
- Ну у меня-то особого выбора не было, - усмехнулся Олаф. - Скажи я им правду, они бы не ушли. И погибли бы вместе со мной.
- Ты и в самом деле собираешься вот так умереть здесь? - поднял брови Вальдес.
- Я пойду до конца. Но шанс невелик. Прямо скажем, совсем мал.
Ротгер все чаще втягивал воздух - кислорода становилось меньше и меньше...
- Что-то можно сделать, Олаф?
- Одно из двух - либо нас окончательно сожмет во льдах, либо я найду-таки лазейку между айсбергами, через которую можно проскочить. И мы выйдем на свободную воду.
- Я тебе не мешаю?
- Нет.
"Ноордвассер" еле протискивался через гигантские подводные части айсбергов. Над ними километры и километры толстого льда. Дышать все труднее. Сердце больно и тяжко билось о ребра.
- Не пытайся дышать изо всех сил,- посоветовал Кальдмеер, не отрываясь от штурвала. - И надо проверить баллоны - в них мог остаться кислород. Сможешь дойти туда?
Он пошел - но потратил гораздо больше времени и сил, чем рассчитывал. Когда, все-таки обнаружив немного кислорода, вернулся с баллоном - Олаф уже с трудом держался на ногах и веки его отяжелели - в рубке остался почти один углекислый газ. Из последних сил, Ротгер прижал маску к лицу Олафа и держал, пока тот его не оттолкнул.
- Капитан... тебе нужнее.

- Где бы ты был сейчас, если бы успел уйти?
- Не знаю. Не с тобой. Я так не хочу.
- Но тогда ты остался бы жив.
- Я и так потерял очень многих - одного из другим. Они уходили, а я оставался. Я устал от этого.
- Да, - мягко сказал Олаф. - Наверное, это очень тяжело - знать, что всегда остаешься.

- В этот раз будет по-другому. Пусть лед может раздавить нас в лепешку, я все равно ему не подчинюсь. Здорово, правда?
- Здорово... - согласился Олаф.
- Но не можешь же ты все время стоять за штурвалом. Хочешь, я попробую тебя заменить?
- Не стоит, "Ноордвассер" имеет резервную систему управления - на случай, если штурман потеряет силы.

Корабль двигался, но очень медленно и будто наощупь. Ротгер взглянул на приборы - они равнодушно мигнули и погасли...
- Батареи питания иссякли?
- Я подключил все, что осталось к автоматическому штурману. Не волнуйся, скорее всего мы... уснем раньше, чем запас кислорода закончиться.
- А этот твой штурман, он сможет нас вывести?
- Он выведет в любом случае - я ведь сам его проектировал. Другое дело, сколько мы еще протянем...
- Ясно. Зато теперь ты наконец можешь отдохнуть, капитан.

"Ноордвассер" осторожно пробирался среди льдов. Иллюминаторы казались черными провалами, только в рубке все еще светила тусклая лампочка.

@темы: модерн!АУ, джен, вмф, вальдмеер, экшн

URL
Комментарии
2017-05-30 в 23:37 

m_kor
Протупила прокомментировать на фесте - можно, здесь скажу, что фик классный?
Стиль приключенческих романов, герои такие суровые и несгибаемые :red:

- Да, - мягко сказал Олаф. - Наверное, это очень тяжело - знать, что всегда остаешься.
Вот эта фраза прямо зацепила, и мягкость в голосе совершенно кальдмееровская. Их вообще так довольно часто, кажется, пишут - чтобы суровое отчаяние и какая-то очень сдержанная мягкость друг к другу. Так что тут вот вы прямо мне в хедканон попали:heart:

Конец тяжело читать. То есть вроде и финал открытый, и, конечно, хочется верить, что спасут, но шанс такой призрачный(((

2017-05-30 в 23:54 

megaenjoy
m_kor, Спасибо большое, очень приятно!

Не знаю почему, но мне сейчас именно сдержанность в их отношениях гораздо ближе, чем такой любовный-любовный роман. Хотя я вовсе не против почитать такое (лишь бы без сильного ангста и пыток). Но хочется пока джена и сдержанности. Так что это и мой хэдканон. :)

Я верю, что спасутся... Я бы никогда не убила его, не смогла бы просто.

URL
   

Читательские впечатления, фанфики, возможно что-то еще

главная