Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:42 

ЭКСПЕРИМЕНТ

megaenjoy
Название: Эксперимент
Размер: 4562 слова
Пейринг/Персонажи: Олаф Кальдмеер, НЖП, НМП
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Модерн!АУ. Группа ученых проводит тайные исследования возможностей человеческой психики
Примечание: Написано на заявку ОЭ-феста "Созвездие Этерны": "Кальдмеер после удара реем стал попаданцем в наш мир. Особенно круто будет, если он угодит в сугубо цивильную обстановку, где про ОЭ никто слыхом не слыхивал. В конце ХЭ и возвращение домой"


- Ну что, приступим к выбору?
- Давайте по старинке! Пишем имена на листочках - и в шапку!
- Тааак...
- Оп-па! Ничего себе!
- Ну что же, не так плохо! Этот нам подходит.
- Да, повезло, что хоть не хоббит... Где бы мы взяли карлика с волосатыми ногами?
- Ну и шуточки у вас! Анджела, что это вы растерялись, не рады, что ли? Вы же так хотели, чтобы был именно он.
- Рада. Просто... не ожидала.
- Результат нашей лотереи устраивает всех? Возражений нет? Ну и отлично! А теперь, коллеги, оставим шутки и настроимся на серьезный лад. Нам предстоит большая работа.

В просторной, но уютной комнате со светлыми обоями две молодые женщины дежурили у постели больного. Весь опутанный проводами и подключенный к датчикам человек спал глубоким сном. Девушкам было скучно, и они тихо переговаривались, несмотря на строгий наказ не шуметь и ни в коем случае не болтать лишнего при пациенте.
- Ты думаешь, это действительно он?
- Синьор Корелли сказал, нет никаких сомнений... Ой, что будет, когда он придет в себя! Не хотела бы я оказаться на его месте...
Медсестра встала, проверила показания датчиков - все было в порядке - и достала модный глянцевый журнал. Вторая неодобрительно покачала головой.
- Джудитта, спрятала бы ты эту штуку. Сейчас синьора Анджела придет.
Словно в доказательство ее слов дверь тихо отворилась. Вошла женщина лет тридцати пяти, вместо медицинской униформы на ней было легкое светлое платье. Кивнув медсестрам, она подошла к пациенту, наклонилась, отмечая про себя спокойное дыхание, нормальный цвет лица, ровный пульс. Похоже, состояние стабильное, насколько это возможно - знать бы, как долго оно таким останется? Данный опыт предполагал огромную нагрузку на психику: неизвестно, как пациент будет реагировать на то, что его ждет. Анджеле стало зябко - уже не в первый раз с тех пор, как она узнала, кто именно станет объектом их исследований. Результат первой части эксперимента был отменным, трансформация, судя по всему, произошла полностью, коллеги и их идейный вдохновитель торжествовали. А ей было неуютно и совестно, как будто она одна была ответственна за то, что происходит.
- Пора его будить, - произнесла она вслух. - Я хочу, чтобы это произошло именно сегодня.
Никакой необходимости торопиться не было, просто она опасалась, что взбалмошный Корелли выведет пациента из искусственного сна в ее отсутствие - а ей не хотелось оставлять его одного в такой момент. Анджела мрачно улыбнулась: как будто бы пациент ее сын или брат! Если она будет так над ним трястись, коллеги, пожалуй, решат... Ход мыслей прервала медсестра Джудитта:
- Отключать капельницы? Снимать электросенсорные датчики?
- Да... Кьяра, задерните занавески и притушите свет. Не стоит пугать его...
- Синьора Анджела, вы думаете, у пациента будет бурная эээ... реакция? - боязливо спросила Кьяра.
- Н-нет... Известно, что он очень выдержанный человек. Но после трансформации многое могло измениться. Джудитта, шприц с успокоительным, и держите его наготове. Теперь, что бы ни происходило, молчите и не приближайтесь, пока я не скажу.
Медсестры послушно отступили. Анджела осторожно вынула иглу из вены больного и, не выпуская его руки, присела рядом на стул. Джудитта следила за бесстрастным лицом доктора Валдетти, а Кьяра, наоборот уставилась на пациента - ей было до смерти интересно, как он отреагирует на свое пробуждение.

Силы небесные, ну что же она так волнуется? Сердце Анджелы гулко колотилось, руки дрожали, осталось лишь надеяться, что медсестры этого не заметят. И что неугомонный Андреа Корелли не появится в неподходящий момент. Пальцы пациента чуть дрогнули. Анджела приложила другую руку к его шее, контролируя пульс.
Человек медленно приподнял веки, взгляд светлых глаз был расфокусированным... Он зажмурился, задышал чаще, снова приоткрыл глаза... "Ну, давай же!" - мысленно взмолилась доктор Валдетти. Пациент глянул на нее более осмысленно...
- Олаф, вы слышите меня? - она говорила очень тихо, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и уверенно. Зрачки пациента расширились, он прижал ладонь к глазам.
- Свет...
Анджела сделала знак медсестрам, и понятливая Джудитта выключила электрическую лампу, заменив ее специально заготовленным ночным светильником.
- Олаф, все в порядке. Посмотрите на меня. Как вы себя чувствуете?
- Где я?
- Вы были ранены в морском сражении, но вам уже оказали помощь, не волнуйтесь. Рана не опасна, - ответила она, тщательно подбирая слова.
- Вы лекарь? - теперь в его голосе звучало удивление. Приподнявшись на локте, он оглядел комнату и недоуменно приподнял брови. – Значит, плен... и все последующее было бредом?
Анджела затаила дыхание... Они записали больше информации, чем могли надеяться? Или просто он сумел взять больше? Но радость от удачного эксперимента вытеснило беспокойство.
- Сейчас вы не в плену... адмирал. Расскажите, пожалуйста, что вы помните.
Он рассказал - все это она знала наизусть: про плен, возвращение, тюрьму, про несостоявшуюся казнь, бегство... Про то, что было после. Он все рассказывал правильно, Анджела держала его руку, понимая, что либо возможности пациента оказались неизмеримо больше, чем они считали, либо данная техника гипноза и ее воздействие на кору головного мозга имеет какие-то скрытые ресурсы. Они не рассчитывали записать столько... И что теперь с этим делать?
Он замолчал и устало прикрыл глаза. Анджела все еще держала его за руку.
- Ну, наверное, хватит на сегодня...
- Я ответил на ваши вопросы, эрэа, - перебил Олаф. - Пожалуйста, ответьте теперь на мои. Что это за место? Талиг и плен действительно были бредом? Что с моей эскадрой? И сколько я был без сознания?
- Вы все узнаете, - мягко заметила Анджела. - Чуть позже, когда вам станет лучше.
Она незаметно сделала знак Джудитте.
- Но я не могу... - Олаф, похоже, собрался встать, и ей пришлось напрячь силы, чтобы удержать его. - Эрэа, я должен знать, как...
- Наркоз! - резко бросила Анджела. Джудитта подскочила, протягивая пузырек, Анджела задержала дыхание, чтобы самой случайно не вдохнуть сильный анальгетик. Провела им перед лицом пациента, и глаза его затуманились... Джудитта протянула шприц со снотворным - Олаф обмяк в ее руках, и Анджела осторожно уложила его на подушки.
- Синьора Валдетти, значит, получилось? - возбужденно прошептала Джудитта. - Это действительно он? Адмирал... как его там?
- Это действительно он... Господи, и что теперь? Талиг и плен были бредом - ну да, так ему будет легче, пожалуй, - она осеклась, заметив, что говорит вслух, а медсестры слушают, раскрыв рот. - Он будет спать несколько часов. Никого сюда не пускать. Джудитта, если хоть кто-то приблизится к этой двери, сразу вызываешь меня, ясно?
Анджела стремительно вышла.

Прежде, чем идти к профессору Корелли, она зашла к себе в кабинет, чтобы успокоиться. Открыла окно, вдыхая теплый ароматный весенний воздух. Правое крыло падуанского университета целиком занимала экспериментальная группа специалистов по работе с человеческим мозгом, гипнозом и психикой. Когда их опыт был еще в зародыше - каким энтузиазмом она горела, как хотелось, чтобы их расчеты оправдались... И вот теперь... Корелли, конечно, будет в восторге. И не откладывая захочет выяснить, что у пациента осталось от прошлого и что добавилось теперь. А главное - насколько полной была трансформация личности? Тут Анджела даже не сомневалась - у них получилось на сто процентов. Человек, лежащий перед ней, и правда был тем, кем себя считал. Андреа мог гордиться результатом.

На столе загорелась зеленая кнопка - профессор Корелли вызывал доктора Валдетти. Конечно, ему доложили! Кьяра, его протеже... Надо сегодня же убрать ее от Олафа.
- Вижу, ты уже знаешь, - произнесла она по возможности спокойно. Андреа стоял спиной к ней, но вся его фигура выражала торжество.
- Да, у нас получилось! Вернее, получилась первая часть. Работаем дальше! Как только он очнется...
- Андреа, прошу тебя повременить. Все это не так просто - мне надо его подготовить. Иначе реакция может быть непредсказуемой.
- Конечно-конечно, милая, играйся сколько угодно. Но позволь напомнить, твой адмирал - всего лишь черновик. Нам надо выжать из него как можно больше, а потом - ну ты понимаешь... Для нас важен не он сам, а результаты.
Она на секунду прикрыла глаза... Для них Олаф - подопытный кролик... Интересно, как бы она отнеслась, если бы выбор пал не на него, а на кого-то другого?

Он очнулся и тотчас снова увидел эту женщину... Прошлый раз Олаф толком не разглядел ее, запомнил лишь, что она - лекарь. Теперь он взглянул внимательнее: вьющиеся рыжие волосы, худое лицо, зеленые, чуть миндалевидные глаза. Как же ее зовут?
- Прошу простить, эрэа, а не помню вашего имени.
- Я еще не представлялась. Анджела Валдетти, запомните, или сложно? - она улыбнулась, но в глазах не было веселья.
- Запомню. Госпожа Валдетти, теперь вы ответите на мои вопросы?
Он заметил, что она стиснула руки так, что ногти вонзились ей в ладонь.

Анджела встала и повернулась к нему спиной.
- То, что вы спрашивали про плен - да, это было бредом. Плена на было. Вы ранены и контужены в сражении под Хексберг. Битва кончилась - Хексберг вы не взяли, но и Западный флот мало пострадал. Вас решили выпустить, на что вы сказали "спасибо" и ушли. Большинство ваших линеалов уже вернулись домой.
Слава Богу, он не видит ее лица.
- Так, - спокойно произнес адмирал. - Сколько я был без сознания?
- Трое суток, - хоть в чем-то можно было говорить правду.
- И теперь я нахожусь... - он не договорил, вошел Андреа Корелли, а за ним три человека из группы. Олаф лишь глянул на них - и промолчал. Ей бы такую выдержку - Анджеле так и хотелось заорать: "Пошли все вон!" Чертов Андреа не выполнил обещания, не дал ей хотя бы подготовить пациента. Корелли ласково улыбнулся адмиралу и произнес: "Доктор Валдетти, не могли бы вы нас оставить?" Анджела сдержалась: пока не стоило устраивать публичный скандал. Она приблизилась к Олафу, делая вид, что проверяет пульс и температуру, и шепнула: "Не доверяйте этому человеку. Дождитесь меня".

"Не доверяйте этому человеку". Олаф повторял про себя эти слова... После того, что он услышал от господина в странном светло-зеленом одеянии, он был близок к помешательству... Этот господин задавал каверзные вопросы про его жизнь, на которые он отвечал прямо и честно, ему нечего было скрывать... А потом Корелли сообщил, что он, Олаф Кальдмеер, находится в другом мире. Просто в другом - и все. Тут другие люди, другие законы, другие корабли, наверное... В доказательство господин Корелли прикоснулся к выпуклости в стене, штора отъехала в сторону - и Олаф увидел зрелище, от которого у него едва не остановилось сердце... Все это было незнакомым, страшным и непонятным. А ведь он никогда не был трусом. Но эрэа Анджела сказала, что не надо доверять господину Корелли. И вообще, наверное, у него продолжается бред... Адмирал цеплялся за эту мысль, как за спасение...

- Джудитта, что они с ним делали? Ничего не вводили?
- Пока нет. Профессор хотел посмотреть, как он отреагирует, если узнает... Он держался очень спокойно, профессор даже удивился.
Еще бы! Анджела усмехнулась про себя. Ледяного Олафа так просто с толку не собьешь. Но в следующий раз Андреа может потерять терпение. Ему нужен результат - а значит, начнутся эксперименты с психикой и мозгом Олафа. Она не сможет его защитить! Вот если Кальдмеер продержится достаточно долго, Корелли утратит к нему интерес и займется другими... Но тогда... адмирал попросту перестанет быть нужным...
Доктор Валдетти не учла, насколько Андреа упорно идет к цели. Не прошло и трех часов, как раздался звонок от Джудитты.
- Синьора, профессор Корелли снова приходил... Ваш пациент вышел из повиновения! Он отказался с ним разговаривать и отвечать на вопросы! Профессор приказал ввести ему...
- Нет! - выкрикнула Анджела. - Никаких препаратов без моего разрешения! Скажи Корелли, что я скоро буду!
Она была не слишком умелым водителем, но сейчас неслась по шоссе, рискуя вылететь в кювет. Почему Андреа так спешит? Они готовились к эксперименту долго и тщательно, не жалея времени, сил и средств. Она понимала, что работа была, мягко говоря, не совсем легальной, и официально группа была занята совершенно другим. Несколько влиятельных заинтересованных лиц готовы были платить, обеспечивать безопасность и ждать результатов. Ждать долго. А вот сейчас Корелли начал форсировать события - значит, от нее что-то скрывали. Наплевать, что именно, ей даже не было обидно - просто очень страшно за Олафа.

Зачем она вообще в это ввязалась, где был ее разум? Даже объяви она сейчас о выходе из проекта, удерживать ее не станут. И довериться, кроме Джудитты, ей некому. Остальные члены группы пойдут до конца, ради денег, будущей славы, ради результатов работы, наконец. И им нет дела до пациента, вернее, "черновика", как назвал его Корелли.

Когда она, задыхаясь, влетела в комнату, увиденное заставило ее покачнуться. Кровать Олафа была превращена в кресло, его руки, лежащие на подлокотниках, фиксировали широкие ремни. Рядом стояла нахмуренная Джудитта. Адмирал был неподвижен, на каменном лице ничего не отражалось - он лишь вскинул на нее глаза, и все. Корелли, поморщившись при ее появлении, отступил назад и заложил руки за спину.
- Я должна проверить состояние пациента. - Бросив взгляд на приборы, Анджела убедилась, что пульс Олафа сильно учащен. - Профессор Корелли, пациент не может сейчас беседовать с вами, у него тахикардия. Джудитта, флакон с успокоительным! - Она быстро перевела кресло в горизонтальное положение и отстегнула ремни. У них с Джуди был уговор - не пользоваться шприцом, чтобы не пугать Олафа еще больше, поэтому медсестра поднесла к его губам хрустальную рюмочку с каплями, так ему привычней. Анджела едва заметно успокаивающе кивнула ему, и он выпил лекарство. Доктор Валдетти едва ли не силой вывела Андреа Корелли из комнаты.
- Хочешь потерять его прежде, чем работа будет завершена? Ты едва не довел его до сердечного приступа!
- Будут другие, возможно, еще лучше, - Корелли демонстративно пожал плечами. - Анджела, ты не обижайся, но... мы тут посовещались и решили, что ты очень утомлена. Хорошо бы тебе съездить отдохнуть, подлечиться. Не волнуйся, твое жалованье останется прежним, еще и отпускные получишь.

Вот, значит, как! Посовещались и решили...
- Андреа, - она старалась говорить спокойно, несмотря на нервную дрожь. - Почему ты так давишь на пациента? Что изменилось? Его психика может не выдержать, сам знаешь.
- Ну, скажем, кое-кто намекнул, что хорошо бы нам работать побыстрее... Да и осталось совсем немного. Трансформация личности проведена, он полностью идентифицирован со своим прототипом. Теперь мы должны погрузить его в экстремальные условия и посмотреть, как он отреагирует - вот, собственно, и все. Больше наш черновик будет не нужен.
- Андреа, но ведь он живой человек, как ты или я. Как ты можешь...
- Ты не хуже меня знаешь, чем он был до нашего маленького эксперимента! - усмехнулся Корелли. - "Живой человек", как же! Это просто биомасса, которая представляет интерес для науки. Так, Анджела, эти разговоры не имеют смысла. Ступай к пациенту и постарайся, чтобы к завтрашнему утру он был готов. Если готов не будет - начнем так, как есть.

Ах, какой сегодня прекрасный день! Настоящая весна... Их город так хорош в апреле, солнце еще ласковое, ветер мягкий и теплый... А в горах по-прежнему лежит снег, хотя весна скоро проникнет и туда... Ей мучительно захотелось оказаться за много миль отсюда, там, где никто никого не мучает и не подвергает "экспериментам"... Но придется отвечать за все, что она наделала. Анджела глубоко вздохнула: другого выхода нет. Он должен узнать всю правду, и узнать именно от нее.

Олаф выглядел неплохо - Корелли сегодня еще не заходил, утром он уехал к одному из их "высоких покровителей". Она очень рассчитывала, что этого времени хватит, и заранее предупредила медсестру, чтобы та никого не впускала и подготовила успокоительные, снотворные и тонизирующие препараты. Адмирал, конечно, не склонен к истерикам, это они знали точно, но кто на его месте остался бы невозмутимым? И сможет ли он вообще все это перенест?
- Господин Кальдмеер, - начала она слегка официально. - Мне надо с вами поговорить. Постарайтесь выслушать спокойно. Если вам станет нехорошо, сразу же дайте знать.
Анджела говорила сухо, коротко, отбросив пока эмоции. Их работа заключалась в воздействии гипноза на человеческий мозг и "записи" в него нужной информации. После этого собственное "я" пациента полностью трансформируется - он становится другой личностью. Для чистоты эксперимента Корелли предложил использовать литературного или мифического персонажа - лишь бы он принадлежал к иному миру. Тогда будет ясно, действительно ли им удалось заменить одну личность на другую.
- Наш руководитель, большой оригинал, как вы могли заметить, - Анджела горько усмехнулась, она не была уверена, что Олаф все понимает, но он слушал, не перебивая, - он предложил нам просто выбрать любимого героя... Единственное условие - это должен был быть человек. И я вспомнила роман, который читала в юности... Там был герой по имени Олаф Кальдмеер, адмирал... Я написала это имя - и жребий выбрал вас. Все, чего не было в книге, нам дописали эксперты-психологи высшего класса - они восстановили всю вашу жизнь, с раннего детства. Все ваши воспоминания... Олаф, вы сумели взять даже больше, чем мы рассчитывали. Вы полностью отождествились со своим... персонажем.
Адмирал смотрел прямо перед собой остановившимися глазами. Потом дотронулся до шрама на щеке: такой знакомый жест, он действительно взял абсолютно все!
- Так что вы - Олаф Кальдмеер, адмирал цур зее. Вы принадлежите к другому миру, а наш мир вам чужд, - она намеренно произнесла это прямо и резко - адмирал не из тех, кто любит жалость. Он по-прежнему молчал, только щека нервно дергалась. Анджела коснулась его руки:
- Понимаю, вам трудно поверить. Я бы на вашем месте тоже не верила... Олаф, если есть вопросы, я отвечу. И еще - я страшно виновата перед вами и не прошу простить. Я не знала, что будет настолько ужасно, хотя это, конечно же, не оправдание... - ее голос прервался.
Кальдмеер, по-прежнему смертельно бледный, поднял на нее глаза.
- Если я правильно понял, - речь звучала хрипло и невнятно, - я не просто нахожусь в ином мире, как сказал господин Корелли. Меня не существует. Совсем.

Все-таки пришлось вколоть ему успокоительное, иначе этот разговор мог бы дорого обойтись, несмотря на всю его выдержку. Кальдмеер молча выслушал ее дальнейшие сбивчивые извинения, а когда она уже едва сдерживала слезы, задал еще один вопрос... К нему доктор Валдетти оказалась не готова.
- Если, как вы говорите, Олаф Кальдмеер - персонаж из сказки, которого вы каким-то образом поместили в мое тело, то... кем я был раньше?
Анджела поперхнулась. Объекты для опыта Корелли подбирал очень тщательно - об этих людях никто не должен был беспокоиться и искать их. Это было трудно. Их собирали в тюрьмах, психиатрических больницах, городских трущобах по всему миру. Кальдмеера они нашли в Дании - агент сообщил о неудавшемся самоубийце, который был блестящим финансистом, но из-за недобросовестного партнера потерял все и пристрастился к наркотикам. Пагубная зависимость оказалась сильна, и в минуту просветления бывший финансист, а ныне героиновый наркоман, решил свести счеты с жизнью... О его смерти написали в газетах, что было очень удачно. Анджела подумала, что скорее язык себе откусит, чем расскажет это Олафу.
- Я... не знаю, - пробормотала она, понимая, как неубедительно это звучит. - Да это и не важно.
- Знаете, - бесстрастно прокомментировал Кальдмеер. - Но не хотите говорить. В таком случае...
Его голос прервался, на висках выступили капельки пота, он поднял руку к горлу и оттянул воротник рубашки... Анджела рванулась к столику и, подхватив шприц, вогнала ему в вену еще несколько кубиков лекарства. Побелевшие от напряжения пальцы расслабились, Олаф стал дышать ровнее. Она помогла ему лечь.
- Вы имеете все основания ненавидеть меня... Но поверьте, я вам не враг. Я виновата в том, что случилось, и... Олаф, мы должны уйти отсюда. Сегодня же. Сразу, как вам станет лучше.
Он молчал и смотрел мимо нее.
- Умоляю, не противьтесь. Господин Корелли... вы видели, что он за человек. Если вы останетесь, будет гораздо хуже.
- Хуже? - переспросил Кальдмеер чуть ли не с иронией, и слезы опять выступили у нее на глазах. Как же заставить его поверить? Если рассказать, что будет делать с ним Андреа, он мало что поймет, да и времени нет. Но тут Олаф заговорил снова.
- Я не знаю, как отнестись к тому, что вы рассказали, эрэа, и не могу отрешиться от мысли, что все это - мой бред. Но я заметил - вы сами боитесь господина Корелли, и уверен, тому есть причины. Хорошо, я согласен уйти.

Кто может им помочь? Только Джудитта - Анджела нажала кнопку вызова, и девушка вернулась в комнату. Доктор Валдетти тихо сказала ей несколько слов, стараясь не замечать изумленного выражения на лице медсестры. Впрочем, Джуди слишком хорошо знала синьору, чтобы задавать вопросы.
- Синьор, я помогу вам встать и одеться... - Джудитта подошла к Олафу, Анджела оставила их одних и почти бегом направилась в кабинет Андреа. Им повезло хотя бы в том, что профессор озаботился запастись документами для каждого "подопытного" - на случай проверок. К счастью, она довольно быстро обнаружила в ящике паспорт и пластиковую карту - все правильно, Олаф Кальдмеер, пятидесяти лет. Отлично! Анджела повернулась к двери и застыла от ужаса... Перед ней стоял Андреа Корелли.

- Так-так... Решила, значит, спасти своего протеже? Ради него залезла в мой кабинет, роешься в моих бумагах? Фи, как это... неблагородно! Я разочарован, милая.
Он приближался, спокойный и уверенный в себе. Надеется, что она упадет в ноги и будет просить прощения? Или рассчитывает запугать до полусмерти? В другое время ей не пришло бы в голову сделать то, что на что она оказалась способна сейчас - Анджела отступила к столу, пальцы сомкнулись на горлышке тяжелой бутылки с недопитым вином. Корелли вскинул было руку, защищаясь, но бутылка с глухим стуком впечаталась в его макушку...

Поездка от Падуи до дома в предместье Виченцы заняла лишь полчаса. После того, что пришлось пережить, руки у нее дрожали... Олаф ничего не спрашивал, и Анджела благодарила Бога за передышку. Прежде чем уйти, она убедилась, что Андреа жив, и теперь он, вполне возможно, захочет отомстить - хорошо, хоть полиции можно не опасаться. И что делать с Олафом, как помочь ему принять все и не сойти с ума? Обратиться к психологу? Анджела едва не рассмеялась - да их обоих тут же отправят в лечебницу для умалишенных

В комнатах было зябко... Анджела управлялась с камином и дровами не очень умело, и Олаф, понаблюдав несколько мгновений, решительно отодвинул ее в сторону. Вскоре огонь весело затрещал, стало уютнее, и она вздохнула с облегчением. Если бы можно было придумать что-то, что позволит ему почувствовать себя уверенней... Таких людей лечат только дела, это она помнила, но слишком устала, чтобы мыслить ясно.
- Олаф, как вы?
- Все в порядке, эрэа, - голос звучал спокойно и... безжизненно. Еще немного, и он, пожалуй, провалится в депрессию, если не хуже! Она хотела еще что-то сказать, когда услышала звук шагов на крыльце.

Кальдмеер смотрел в огонь, не в силах стряхнуть оцепенение. Он знал, что хозяйка дома беспокоится за него, но отвечал механически, не думая. Сколько дней назад он очнулся? Он не мог вспомнить, как и до сих пор не в состоянии был принять то, что ему рассказали. Его даже не пугал странный мир вокруг - он был настолько тяжел и необъятен, что сознание не могло все это вместить. Бред, лихорадочный бред, который почему-то никак не кончается... Он силился вспомнить, что было до этого: сражение, удар по голове, контузия - тут Олаф был уверен, что не ошибся... Может быть, он просто сошел с ума? Но госпожа Валдетти с ее отчаянными глазами ему не померещилась? И потом, то, что было после контузии, то, что было в том мире, он помнил отлично. Или это тоже бред? Олаф настолько ушел в себя, что не заметил, как отворилась дверь, и на пороге появился незнакомый человек, приветливо улыбнувшийся ему.

- Руджеро! Слава Богу! - Госпожа Валдетти бросилась на шею незнакомцу, однако тот решительно разжал ее руки.
- Эй, подожди, Андзолета! У нас гость, а ты меня даже не представила.
- Прошу прощения... Господин Кальдмеер, это Руджеро, мой брат. Можете его не опасаться, он все знает.
Брат? Они с Анджелой нисколько не походили друг на друга. Валдетти поймал его взгляд и сразу понял:
- У нас с Анджелой разные матери, но один отец, - он улыбнулся, пристально взглянул на Олафа горячими черными глазами. - Надеюсь, моя сестра уже угостила вас обедом?
- Простите... пока нет, - виновато произнесла Анджела и исчезла. С появлением этого человека стало как-то легче дышать, хотя Олаф пока не понял, почему.
- Господин Валдетти, прошу извинить, если мое присутствие стеснит вас. Раз вам известна моя история...
- Во-первых, можете звать меня Руди, так проще. Во-вторых, ваше присутствие меня совершенно не стеснит. У нас тут, представьте, много кто бывает, но таких интересных гостей принимать еще не доводилось. История - да, известна... Никогда бы не предположил ничего подобного, - он рассмеялся.
Олаф не знал, как ему реагировать на такое вопиющее легкомыслие, и промолчал.
- Кстати, ваш друг Корелли не вздумает сюда пожаловать? - поинтересовался Руди Валдетти. - Я, конечно, найду, чем его встретить, но надо быть готовыми.
- Эрэа... госпожа Анджела сказала, что нет, - сдержанно откликнулся Кальдмеер.
- Вот и отлично! Теперь - насчет ваших документов...
- Они у меня, Джерито. - Анджела появилась в дверях. - Я... забрала их, перед тем, как уйти.
Руди восхищенно присвистнул.
- А ты отчаянная, сестренка! Но почему у вас обоих такие скорбные физиономии? Адмирал, надо же отпраздновать ваше чудесное спасение! - Руди выскочил из комнаты.
- Эрэа, вы и правда много сделали для меня, - с трудом сказал Олаф. - Не думайте, что я не благодарен, к тому же вы подвергли себя опасности.
Анджела только махнула рукой. Стремительный как вихрь Руджеро влетел в комнату и опустился на диван рядом с Кальдмеером.
- Повезло, в подвале я откопал несколько бутылок шикарного рефоско... Вы любите красные вина, Олаф? Или предпочитаете белое?
Сначала Кальдмеер прислушивался к его словам, просто чтобы не думать, - но этот человек держался так, точно знал его уже давно... Он шутил, смеялся, стараясь расшевелить и разговорить его, не давая повиснуть гнетущему молчанию. С ним легко было отвлечься от самого главного, что пугало больше всего, но именно об этом Олафу и хотелось поговорить. И именно с Руди...
- А неделю назад я как раз вернулся из очередного плавания...
- Из плавания? - переспросил Кальдмеер.
- Я моряк, как и вы, Олаф. Капитан пассажирского лайнера. Удивлены? Лично я верю в судьбу, хотя иногда она ведет себя странно.
- Капитан... чего?
- Ну, скажем, корабля, на котором совершают увеселительные путешествия по морю. Так понятнее? Ничего, привыкнете, что вам еще остается, - Руди улыбался, и, в отличие от своей сестры, не собирался его жалеть. Госпожа Валдетти в присутствии брата тоже несколько оживилась и уже не смотрела так печально.
- Я вас оставлю... Олаф, вы не устали? Руди покажет вам вашу комнату. - Анджела вышла, сделав знак Руджеро последовать за ней.

- Джерито, ты говори с ним, хорошо? Видишь, с тобой он начал улыбаться, а я уж думала... Со мной он даже разговаривать толком не мог, а ты - ты сможешь его вылечить.
- Вылечить? - вскинул брови Руди. - Кто тут у нас доктор?
- Физически он здоров, насколько это возможно после трансформации и всех этих известий. Выправится, я думаю... Но вот остальное - сам видишь. Так что если кто и может помочь, то только ты.

Всю ночь они сидят на террасе, с кувшином рефоско. Руди сказал, что море совсем близко, хотя его и не слышно отсюда.
- Надо же, первая теплая ночь этой весной... Я считаю себя южанином, хотя родился и рос на севере, далеко от моря... А вы?
- Я не знаю, что вам ответить. Могу рассказать лишь то, что есть в моей памяти... Но ведь я не знаю, кто я. И я совсем чужой в этом вашем мире.
- Невероятная банальность! - рассмеялся Валдетти. - Думаете, вы один такой? Эту фразу я слышал в своей жизни раз пятьдесят от людей с куда менее занимательной биографией, нежели у вас.
- Вы не понимаете, каково это - потерять всю предыдущую жизнь, да еще узнать, что ее и не было...
- Да, я не был на вашем месте, - перебил Руди. - Но знаете, что? Вы - это вы. И вы - здесь. Прошлое не изменить, а настоящее и будущее зависит от вас. И совершенно не имеет значения, кто кем был раньше. Вы можете рассказывать то, что помните: этого у вас никто не отнимет.
- Мне непонятен этот мир... Я не подхожу для него.
- Я тоже. Вернее, я раньше так думал - в юности. Потом, когда я стал выходить в море, все поменялось... В море вы почувствуете себя на своем месте, Олаф, я вам обещаю. Там вы будете дома.
Ночные птицы замолкали, солнце уже золотило верхушки деревьев, и едва различимый запах моря пробивался сквозь аромат цветов. По крайней мере, Олафу так казалось.



@темы: модерн!АУ, джен, Кальдмеер

URL
Комментарии
2017-07-03 в 17:44 

Electra_666
Я очень рада, что мою заявку так интересно исполнили)) спасибо)) :white:

2017-07-03 в 17:49 

megaenjoy
Electra_666, А, вот кто у нас так хорошо шифруется! Я кого только не подозревала :gigi: Приятно познакомиться. Заявка - супер на самом деле, :red: тут можно и юмор, и что угодно. Но у меня юмор обычно не получается, поэтому как-то так :)

URL
2017-07-03 в 18:09 

Electra_666
megaenjoy, у меня самой есть некоторые мыслишки по поводу исполнения) надеюсь, они дойдут до бумаги

2017-07-03 в 18:20 

megaenjoy
Electra_666, О да, больше текстов про Кальдмеера, хороших и разных! Только не мучайте его ХЭ обязателен ;-)

URL
2017-07-03 в 18:33 

Electra_666
megaenjoy, я же не так жестока, как автор!)

   

Читательские впечатления, фанфики, возможно что-то еще

главная