17:42 

ВОСПИТАННИК

megaenjoy
Размер: мини, 3326 слов
Пейринг/Персонажи: Ричард Окделл, Росио Алвасете
Категория: джен
Жанр: драма, экшн
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Модерн!АУ. Молодой воспитатель пытается найти подход к трудному подростку со строптивым характером
Примечание: Написано на заявку ОЭ-феста "Созвездия Этерны": "Модерн-АУ. Ричард - учитель в школе для трудных подростков в Кэналлоа, куда соберано Алваро отправил своего избалованного младшего сына. Росио срывает уроки и соблазняет Ричарда".


Ранним утром над морем стоит легкий туман... Или это пар от теплой воды? Она не успевает остыть за ночь, и контраст прохладного воздуха и теплой воды так велик, что, когда выходишь на берег, неудержимо хочется нырнуть обратно. Росио никогда не делает так - он привык жить "вопреки собственным слабостям": если начинает мерзнуть, снимает теплое пальто. Устал - ни за что не сядет в кресло. Когда отец, рассвирепев от его очередной выходки, пригрозил отправить его на все лето в пансион, Росио расхохотался ему в лицо и заявил, что поедет с удовольствием. Соберано Алваро не привык отступать от своих слов и, дабы приструнить непокорного отпрыска, исполнил угрозу. Правда, пансион был выбран модный и дорогой, почти курорт - и все-таки это был пансион, с воспитателями, уроками, дисциплиной, общий спальней и прочим - всем, что Росио люто ненавидит. Он мог бы извиниться перед отцом, и тот, конечно, отменил бы наказание. Именно поэтому просить прощение Росио не стал.


- Маркиз Алвасете! Вернитесь! – звучит голос с берега. Конечно, это рэй Окделл, их воспитатель. Росио плывет еще быстрее, хотя уже устал и сам бы не прочь повернуть обратно. Окделл приехал с севера, там, где он вырос, только горы, он не умеет плавать. В первый же день их знакомства Росио шутки ради притворился тонущим, Окделл, не раздумывая, бросился за воспитанником, в итоге спасать пришлось его самого. И это был не единственный раз - почему-то провоцировать Окделла ему нравится, хотя, чаще всего это легко и просто.



Ричард Окделл следит за избалованным щенком Алвасете - вот уж подарочек навязали ему на шею! Росио появился в пансионе позже всех, с остальными воспитанниками Ричард уже сумел установить дружеские отношения. Конечно, небольшая разница в возрасте - ему всего двадцать два - мешала, но не слишком. Мальчики, оторвавшись от богатых семейств, в большинстве своем оказались неплохими, любознательными и отзывчивыми. Он старался проводить с ними как можно больше времени, читал вслух хорошие книги, обучал языкам. Они к нему тянулись. Но вот Росио Алвасете... Балован донельзя, воображает, что весь мир сделан из взбитых сливок, посыпанных сахарной пудрой. А ведь когда-нибудь жизнь его обломает... Пообщавшись с Росио некоторое время Ричард понял и другое: мальчишке отчаянно нужна твердая рука, дома его, похоже, совсем запустили. Интересно, как соберано Кэналлоа вообще решился его сюда отправить? А теперь почти все воспитанники смотрят на него с восхищением. Росио вовсе не крепок физически, и постоять за себя силой не смог бы, но есть в нем что-то такое - подростки мгновенно признали в нем лидера. Ко всему прочему, он сын соберано Алваро; словом, с появлением Росио проблем прибавилось.



- Росио! Вы же знаете, плавать в одиночку запрещено! Выходите из воды, немедленно!

- А вы, рэй Окделл, всю жизнь живете согласно правилам? Никогда не хотели их нарушить? - Росио отвечает с ленивой, расчетливой дерзостью. Покачивается на воде, подставив лицо солнцу - гибкий, изящный, грациозный. В четырнадцать лет подростки обычно нескладны, в их движениях нет гармонии - но Росио Алвасете не таков. Ричард пытается представить его зрелым и рассудительным мужчиной - не выходит. Кажется, этот юнец так навсегда и останется избалованным, дерзким, хрупким, как фарфоровая статуэтка.

- Маркиз, как ваш воспитатель, я не могу позволить вам остаться в воде: я за вас отвечаю. Но если вы желаете знать, нарушал ли я правила... - Ричард замолкает, в глазах Росио вспыхивает любопытство.

- Так что же? - спрашивает он.

- Обещаю ответить честно, только если покинете воду. Иначе ничего не расскажу, - Ричард улыбается, он видит, что на этот раз одержал победу.

Росио плывет к берегу, но уже выходя, оборачивается и бросает:

- Я вам все равно не поверю. Я же вижу, вы всегда были таким... правильным. Как же с вами скучно! - Он натягивает рубашку и брюки на мокрое тело, стараясь не дрожать от холода. Ричард сцепляет пальцы за спиной: иногда его так и тянет отвесить оплеуху малолетнему наглецу. Зачем он постоянно дерзит? Самоутверждается? Или просто хочет, чтобы его хоть раз в жизни поставили на место? Когда каждое твое желание выполняют, от этого тоже можно устать, наверное. Окделлу кажется, что он понимает - впрочем, уверенности нет, они с маркизом Алвасете живут слишком по-разному.

Они идут рядом по дороге, Росио бос, и его мокрые ступни облеплены мелким белым песком. Он угрюмо молчит, сам не понимая, почему разозлился. Хотел, чтобы Окделл снова полез за ним в воду? Так он и полез бы, но это уже неинтересно... Как надоел этот гадкий пансион, огромная общая спальня, распорядок дня, невозможность остаться в одиночестве хотя бы на пять минут... Росио ужасно страдает от всего этого, но ни за что не признается никому на свете.



Ричард ведет воспитанников на завтрак, Росио непривычно молчалив, но это затишье перед бурей - он настоящий мастер привлекать к себе внимание. Не успевает Ричард усадить мальчиков за стол, как его уже атакуют:

- Господа, рэй Окделл сегодня начала рассказывать занимательную историю, и я хотел бы услышать ее целиком. Надеюсь, никто не против? - снисходительная усмешка. Да, юный наглец умеет держаться в обществе, ничего не скажешь. Окделл вспоминает себя в его возрасте: поставь их рядом, они были бы антиподами. Богатство и бедность. Уверенность в себе и болезненная застенчивость. Привычка к роскоши и постоянная борьба за существование. Уж не завидует ли он Росио Алвасете? Завидует и ненавидит порой так, что хочет его ударить? Да нет же, Росио всего лишь ребенок - пусть избалованный и частенько несносный. Что это он там еще изрекает?

- ..А я уверен, что это неправда. Вы, рэй Окделл всегда поступаете как надо, вернее, так, как от вас ожидают. Я не прав?

- Не правы, - с расстановкой отвечает Ричард. - Когда я был чуть старше вас, господа...

- Вы сбежали из дома? - с насмешкой поинтересовался маркиз Алвасете.

- Да. Началась война, мои знания могли там пригодиться. И я сбежал.



Они слишком молоды, чтобы помнить все хорошо. Тогда разгул военной истерии охватил весь материк: лозунги, пропаганда, политические собрания... Ричард со всем пылом своей натуры усваивал "правильные" установки и верил в них всем сердцем. Тайком от родных он просился на фронт, но ему не исполнилось и восемнадцати. Выяснили, что он в совершенстве знает пять языков и говорит на них совсем без акцента. Конечно, древнегальтарский в военное время не пригодился, а вот идеальное знание дриксен в Талиге было весьма востребовано. Несмотря на истерики матери и тетушки, Ричард уехал в отряд по работе с пленными: он должен был помогать проводить среди них агитационную работу... Тогда-то он и осознал в первый раз, что не всякий враг - гад, сволочь и подлежит немедленному расстрелу... Среди пленных встречались очень разные люди, множество историй запало ему в сердце. Он пробыл в отряде чуть больше года, сильно повзрослел за это время и понял, что работа с людьми - его призвание.



Мальчики слушают, не дыша... Паузу нарушает Росио:

- Вы были на первой линии фронта?

- Совершенно верно. В боях я, правда, не участвовал и видел дриксенцев только пленными. Хотя оружие у меня было, и стрелять я научился неплохо, - Ричард мысленно одергивает себя: расхвастался, как мальчишка! Неужели ему хочется произвести впечатление? Впрочем, с Росио это и невозможно: тот по-прежнему хранит небрежно-скучающий вид. Со всех сторон сыплется град вопросов, тех, что обычно задают мальчики: а страшно на войне? (О, временами очень страшно, а иногда и нет). А как вас отпустили, что сказала матушка? (Матушка не отпускала ни за что, пришлось совершить натуральный побег). А не встречали ли вы Первого маршала Талига? (Нет, не встречал, а если бы и встретил, вряд ли тому было бы до разговоров с семнадцатилетним переводчиком), и так далее... Только Росио ничего не спрашивает.



Ну вот, их воспитателю пришлось раскрыть свое героическое прошлое. Росио Алвасете неплохо знает историю, и не сказать, чтобы он услышал от Окделла что-то принципиально новое. Ну, сбежал на фронт, наверняка в их нищем холодном Надоре жилось еще хуже, и уж не в пример скучнее. Никаких героических подвигов он там не совершил, армией в семнадцать лет не командовал, чего все так разволновались? Росио смотрит на восторженные лица воспитанников, среди вороха мыслей вдруг всплывает - неужели он завидует Окделлу? В семнадцать был на переднем крае, пусть и не под пулями, но все-таки... Смог бы он сам поступить так же? Если даже здесь, в безопасности и комфорте дорогого пансиона ему настолько тяжело и неуютно? Ему невыносимо общество чужих людей, непривычная обстановка, он стесняется купаться при своих же товарищах и брезгует посудой в столовой пансиона, а Окделл? На фронте наверняка приходилось спать на земле, не мыться по много дней и есть впятером одной ложкой... Росио злится на себя, как всякий раз, когда обнаруживает собственную слабость. Никто не должен о ней знать! А Ричард Окделл все равно не догадается, слишком уж он уверен, что знает все о своих воспитанниках.



Вечером в спальне вспыхивает спор: в газетах опять написали, что защитники животных подали апелляцию за отмену лошадиных боев. Жестокая забава, в которой молодые мориски калечат друг друга, и иногда до смерти, уже давно казалась многим кэналлийцам недопустимой. Особенно отвратительно, что побежденных жеребцов выбраковывают - то есть попросту убивают. Но находились и сторонники - они считали, не стоит терять истинно национальную традицию, пришедшую из тьмы веков и неизменно привлекавшую туристов.

Подростки горячо обсуждают возможную отмену "луча кабальо", большинство согласно - она жестока и недопустима в современном мире, и Ричард доволен, что его воспитанники думают именно так. Росио прислушивается, его глаза насмешливо блестят - сейчас изречет нечто оригинальное. Так и есть.

- А никому из вас не приходило в голову, что эта ваша луча кабальо - тот же самый закон выживания, что и везде? Да, мориски сражаются друг с другом, побеждает сильнейший. А слабых убивают - закон жизни, друзья мои.

В ответ ему почти единодушно возражают, кричат, что бесчеловечно так рассуждать. Высокий атлетически сложенный марикьяре Рамон, его приятель и соперник за власть, уже предлагает маркизу подумать: "Как вы будете себя чувствовать, если мы с вами подеремся насмерть, и либо я вас убью, либо убьют другие, просто потому что вы побеждены?"

- Подождите, Альмейда, - Ричард на всякий случай оттирает разгоряченного марикьяре в сторону. - Тут ведь дело не только в том, кто победит и так далее... Есть более важная вещь: мы, разумные существа, не должны позволять себе жестокости к животным, которые отдают силы и жизнь, помогая нам... А мы стравливаем их, калечим, убиваем. Разве это допустимо? Поэтому, я считаю, вы, как представители молодого поколения высшего света, должны выступить против отвратительной, кровавой...

- Рэй Окделл, - неожиданно перебивает Росио. - Допустим, вы правы. И какой из этого выход?

- Как я говорю, вы, молодое поколение, должны добиваться, голосовать...

- Голосовать, голосовать! Будто вам не понятно, что этими вашими петициями, голосованиями и прочей говорильней ни изменишь ничего и никогда! - глаза маркиза Алвасете гневно сверкают, Ричард впервые видит его таким. - Вот вы, рэй Окделл, вы что-нибудь можете сделать, кроме разговоров и манифестов? Хотя бы в данной ситуации? Или только болтать?

Ричард бледнеет.

- Маркиз Алвасете... вы забываетесь. Я, кажется, не давал вам повода считать меня пустым болтуном... - Окделл сам не понимает, почему ему так важно оправдаться перед самонадеянным мальчишкой. Но раньше Росио и не смотрел на него так яростно-требовательно, даже с какой-то надеждой.

- Росио, но что вы хотите от рэя Окделла? - недоуменно басит Альмейда. - Чтобы он пошел сейчас и объявил луча кабальо вне закона? Кто же его послушает?

- Вы такой, как и все они... Которые приходят к моему отцу, болтают и болтают с утра до ночи, а делать что-то бояться... - Росио устало и безнадежно машет рукой.

- Что вы себе позволяете?! - Ричарду кажется, что он получил пощечину, и от кого? От четырнадцатилетнего юнца, который ничего в жизни не видел, кроме роскошного особняка своего папочки. Он хватает подростка за плечи и встряхивает изо всех сил, голова Росио откидывается назад. - Вы не смеете обвинять меня в трусости!

Какой же Росио легкий и хрупкий в его руках! Почти невесомый - Ричарду становится стыдно своей вспышки. Он осторожно ставит воспитанника на пол:

- Маркиз Алвасете... Надеюсь, я не сделал вам больно?

Остальные воспитанники смотрят на них изумленно. Альмейда осторожно поправляет на Росио легкую рубашку, Ричард видит, как на светлой коже проступают красные пятна - следы его пальцев.

Глаза Росио, и без того большие, сейчас кажутся вовсе огромными на узком лице. Что же, когда он пожалуется директору пансиона, тот имеет полное право уволить воспитателя, поднявшего руку на сына соберано.

- Прошу извинить, маркиз. Что бы вы не говорили, я не имел права совершать насилие. Виноват, господа, - Ричард коротко кивает и в полной тишине выходит из комнаты.



Он идет к себе, не останавливаясь - можно считать, он уже уволен. Хорош воспитатель! Воспоминания о красных пятнах на тонкой коже ранят раскаленными иглами стыда... А ведь Ричард считал себя терпеливым, чутким наставником, гордился, что нашел общий язык с подростками! Так или иначе, места он лишился и... теперь может делать то, что считает нужным!



Ричард спускается во двор, идет вокруг дома... Позади как будто слышны легкие шаги, но, обернувшись, Ричард никого не обнаруживает. Он выводит во двор свой старенький "даймлер", купленный после двух лет жесткой экономии. Воспитатель не имеет права покидать пансион в такой час, но какая теперь разница? Окделл распахивает ворота и заводит мотор. Времени без четверти одиннадцать, дорога до конюшен займет минут сорок... Наверняка там уже никого не осталось.


Арена, где днем происходит луча кабальо, пуста и мертва. Чуть дальше темнеет конюшня, где несчастные мориски ждут завтрашней бойни... Да, это настоящая бойня, а люди, которые наживаются на ней, куда хуже благородных животных! Росио совершенно прав, их не надо убеждать, их надо останавливать! Ричард выключает мотор и вздрагивает от неожиданности, услышав за спиной сдавленный смешок.
Он поднимается из-за спинки сиденья, по-прежнему насмешливо блестя белозубой улыбкой:

- Как вы все-таки предсказуемы, рэй Окделл! Вас можно спровоцировать на что угодно!

Ричард почему-то не чувствует злости.

- Маркиз Алвасете, вам нельзя здесь находится. Я отвезу вас обратно в пансион, и извольте больше не сбегать, иначе...

- Пожалуйста, не гоните меня. Я мог бы вам помочь.

- А вы понимаете, что это не игрушки?

- Понимаю. Поэтому и поехал с вами, - Росио непривычно серьезен. - Вы ведь не имели дела с морисками, а я знаю про них все.

Они неслышно приближаются к запертым воротам конюшни. Похоже, там засов: Ричард подсаживает Росио, тот легко перемахивает через забор, и через мгновение ворота открыты; на дверях конюшни висит амбарный замок, который приходится сбивать тяжелым камнем. Росио предлагает заодно выбить оконные стекла и шутит на тему: будет ли господин директор наказывать рэя Окделла за побитые стекла так же, как наказывает воспитанников?

- Не все ли равно? Я ведь уже уволен. После того, что случилось сегодня вечером, господин директор не станет держать такого воспитателя.

- Откуда же он узнает? - искренне удивляется Росио, но тут же в его глазах мелькает что-то странное. - Рэй Окделл, - его голос звенит, как струна, - вы могли подумать, что я... пойду жаловаться?

- Росио, подождите...

- Оставьте меня, - маркиз Алвасете резко отбрасывает его руку и поворачивается спиной. Кто бы мог подумать, что его это так заденет? А, впрочем, глупо получилось! Ну почему он никак не может найти общий язык с этим странным, избалованным, болезненно-самолюбивым мальчишкой? Ричард глубоко вздыхает - с Росио живешь, как на вулкане, да и сам он хорош, не мог промолчать!

- Я понимаю, вы обижены. Я был в такой ситуации несколько лет назад, когда работал в лагере военнопленных. Там было двое дриксенских офицеров, отец и сын. Они говорили между собой, не замечая меня, старший обвинял нашего короля и господина Первого маршала, что те развязали войну. В лагере за подобные разговоры могли повесить. И когда молодой лейтенант увидел меня, он был в отчаянии. Он знал: я прекрасно понял, о чем они говорили, и был уверен: теперь его отца повесят. А ведь я... никогда не был доносчиком. Этот офицер упал на колени и стал умолять меня не доносить на его отца, это было самое страшное... Он стоял на коленях и не верил, когда я убеждал его, что не собираюсь доносить... - Ричард встряхивает головой, отгоняя нахлынувшие воспоминания.

Росио оборачивается.

- Он так и не поверил вам? И его отца все равно повесили?

- Откуда вы знаете? - потрясенно спрашивает Окделл. - Да, все так... Его повесили - я не доносил, это сделал кто-то другой. Но его сын мне не поверил. Так что я прекрасно понимаю, каково это - когда тебя подозревают в чем-то... бесчестном. Теперь вы простите меня? - он осторожно обнимает худенькие плечи. - Я был неправ и ошибался в вас.



Конюшня слабо освещена единственной лампочкой. Окделл тянется повернуть выключатель, но Росио останавливает его: не стоит пугать лошадей, мориски - нервные и горячие, начнут волноваться. Сам он спокоен и уверен в себе, первый раз за много дней Росио в своей стихии. Он безошибочно определяет фаворита - самого сильного и быстрого жеребца, призера многих состязаний. С него они и начнут.



Ричард любуется своим воспитанником. Росио недрогнувшей рукой открывает денник, приближается к мориску, ласково говорит с ним по-кэналлийски, треплет великолепную гриву. Опасный зверь и не думает противиться – похоже, маркиз Алвасете действительно знаток. Не прекращая говорить, Росио накидывает уздечку и выводит коня из стойла.

- Росио, если мы выпустим морисков в степь, до утра их ни за что не соберут. Только надо увести их подальше - тогда развлечение точно будет сорвано. И еще: у меня в багажнике есть запас бензина. Надеюсь, владелец конюшни поймет намек...



Они выпускают лошадей во двор. Теперь дело за малым - поджечь помещение и угнать морисков как можно дальше. Что будет с ним самим - суд, вероятно, тюрьма - Ричард не думает. Главное, эти великолепные скакуны останутся живы, и никто из них не пострадает.

- Рэй Окделл, вы удержитесь на лошади без седла?

- Боюсь, что нет. А вы?

Росио самодовольно усмехается. Он приносит седло, торопливо и небрежно затягивает подпруги... Ничего, главное - увести их! Двое вожаков - вороной и серый, за ними бросятся все остальные. Только бы мориски не испугались огня. Он заканчивает седлать вороного, и Окделл наклоняется к нему:

- Вы бросаете спичку, и я открываю ворота...

- Лучше наоборот!

- Нет! Вас затопчут!

- Они меня послушаются, я умею с ними разговаривать...

- Алвасете, садитесь на лошадь, немедленно! - Ричард повышает голос, и Росио, схватившись за гриву, взлетает на спину серого. Спичку-то он бросит, а дальше уже Окделл не сможет ему приказывать. Огонь вспыхивает мгновенно, и тут случается непредвиденное: распахивая ворота, Ричард спотыкается и не успевает отбежать и вскочить в седло. Росио видит, как обезумевшие от близости огня мориски бросаются в ворота, Окделл отлетает, отброшенный мощными копытами. Росио направляет серого к нему:

- Рэй Окделл... как вы?

Нет ответа... Росио уже готов спрыгнуть с коня, но понимает, что морисков нужно собрать и угнать подальше, в степь... Иначе все это будет бессмысленно. Росио сжимает коленями бока серого и посылает его вперед. Сзади полыхает конюшня, а неподалеку лежит безжизненное тело его наставника...



- Дор Ричард... Дор Ричард, вы живы? Слышите меня? Ответьте, прошу вас! - голос Росио подрагивает, Окделл чувствует, как мягкие пряди прикасаются к лицу: Росио склоняется над ним, пытаясь уловить признаки жизни... Но он не в состоянии ни ответить, ни хотя бы пошевелить рукой...

- Дор Ричард, потерпите немного... Подождите меня, хорошо? Я сейчас, - голос удаляется, становится тише... Ричард больше ничего не слышит и не ничего не чувствует.



Он ненадолго приходит в себя от резкого эфирного запаха... Вокруг люди в белых халатах, немного поодаль высокий человек с надменной осанкой, в военной форме, с паутинкой проседи в черных, как смоль, волосах. Он так похож на...

- Росио, - шепчет Окделл. - Где Росио? С ним все в порядке?

Ему никто не отвечает.



Ричарда навещает в госпитале директор пансиона. Рэй Ансельмо всегда был к нему расположен и с ноткой грусти сообщает, что, к сожалению, вынужден его уволить за то, что "рэй Окделл счел возможным покинуть своих воспитанников ночью". А так как рэй Окделл - отличный воспитатель и педагог, он, рэй Ансельмо, просто уверен, что у себя дома...

- Дома? - перебивает Ричард. - Вы уверены, что, выйдя отсюда, я отправлюсь... домой?

- Соберано Алваро посчитал, что если некие злоумышленники выпустили морисков, то вы не виноваты, оказавшись у них на пути. Владелец конюшни потерпел большие убытки, и вследствие последних событий это жестокое развлечение, видимо, запретят. Соберано Алваро сам будет поддерживать отмену луча кабальо.



Ричард Окделл покидает Кэналлоа со смешанным чувством тоски и удовлетворения. Он, конечно же, будет скучать по пансиону и воспитанникам. Ансельмо прав: со знанием пяти языков и опытом работы он не пропадет на родине, тем более, ему все-таки дали отличные рекомендации. И вообще... он даже не думал, что так сильно соскучился по дому.



Ричард едет в Надор, но не знает, что там, дома, его будет ждать письмо с алвасетской маркой.

@темы: модерн!АУ, драма, джен, алвадик

URL
Комментарии
2017-07-05 в 13:46 

_Olwen_
Сразу не написала, а потом всё, склероз.(
Классный фик, спасибо за него большое! Очень порадовало, что Ричард компетентный, а не тупанутый.) И порадовало, что обошлось без соблазнений, он тут были не в кассу.
:heart:

2017-07-05 в 14:17 

megaenjoy
_Olwen_, Спасибо большое за отзыв! :) Меня вот как раз зацепила заявка, потому что АУ, писать классический алвадик я бы вряд ли стала.

а про соблазнение - не знаю, что именно имел ввиду заказчик, но тут его быть не могло, Росио, он несовершеннолетний же . За такое содють

Там народ продолжение просил, и еще одна заявка с того же феста прямо подходила на продолжение, но я в отпуске осталась без компьютера, а фест, тем временем, кончился. Вот думаю, куда теперь выкладывать, только что если в дневник. После деанона же нельзя свой текст там же продолжать:)

URL
2017-07-05 в 15:05 

_Olwen_
О, продолжение - это здорово! Думаю, можно в дневник, а в теме на фесте оставить ссылку.
Ну, пытаться соблазнить ему бы никто не мешал, и в итоге да, могли и посадить, неправильно истолковав, кто тут зло. Так что хорошо, что без этого.

2017-07-05 в 15:19 

megaenjoy
_Olwen_, Ну, пытаться соблазнить ему бы никто не мешал, и в итоге да, могли и посадить, неправильно истолковав, кто тут зло. Ага, особенно, когда речь идет о сыне соберано.

А у вас какой пейринг/персонажи в любимых? :)

URL
2017-07-05 в 15:22 

_Olwen_
Эти самые, в смысле алвадик. Правда, я взялась КнК перечитывать, не знаю, в каком виде из этого выйду.

2017-07-05 в 15:33 

megaenjoy
_Olwen_, Может быть, и хорошо будет. Я вот к этим героям отношусь хорошо и по-отдельности, и вместе, хотя горю совсем по другим. Но, после того, что сделала ВВК с ними в Рассвете Алва стал совсем уж не интересен. Так что самые первые книги тоже бы перечитала (как бы только Рассвет при этом развидеть). В общем, надо бы собраться с духом, перечитать все с начала вплоть до "Полночи". А дальше ни-ни:)

Как же было хорошо, когда можно было дописывать все это как хочется и ничего не знать.

URL
2017-07-05 в 15:49 

_Olwen_
megaenjoy, я сейчас читаю, и чувствую, что очень скептично и критично настроена. Если первый раз читала, как увлекательное приключалово, то сейчас, как то, что выродится в "Рассвет". Ну, поживём, увидим. Хотела дождаться окончания и перечитать всё оптом, чтоб все повороты были свежи в памяти. Но теперь думаю, что ограничусь первыми книгами, и то, если КнК пойдёт.
Писать можно и сейчас, ставить "АУ после такой-то книги" и писать.

   

Читательские впечатления, фанфики, возможно что-то еще

главная